Для холодной погоды у меня всегда была теплая одежда, но мама никогда не укутывала меня и не заставляла одеваться, как на Север. Я могла и без шарфа пойти. А иной раз мама могла не угадать погоду за окном, и это только закаляло меня.

У нас не было разносолов и деликатесов, я ела то, что было, потому что знала, что денег не хватает.  Я могла проходить в школу полгода со старым портфелем, а то и вовсе с пакетом, потому что мама купила себе нарядное платье. Может кто-то осудит ее за это, но я – никогда!

И я благодарна ей еще за то, что развелась с моим отцом, который пил и гонял нас с мамой. И что она, не взирая, на нехватку денег, родила мне младшую сестренку, которой я стала нянькой.

С детства я не знаю, что такое простуды. Зато я знаю цену деньгами и вещам, и благодарна за это моей маме. И у меня есть, кроме мамы, еще один родной человечек на белом свете – это моя младшая сестренка, с которой у нас разница 10 лет.

Сейчас мама уже пожилой человек. Иногда она плачет, обнимая меня, что многого не дала мне в детстве. А я постоянно разубеждаю ее в этом. И считаю, что у меня было настоящее детство, и что росла я не как тепличный цветок, а, закаленный жизненными обстоятельствами человек. И за это благодарна маме.

Источник