В двадцатых числах декабря 87-го я ездил в поездку выходного дня по городам Северного Кавказа и Баку. Тогда практиковались такие поездки на туристических поездах с вечера четверга до утра понедельника. Основную часть стоимости оплачивал профсоюз, турист – 10%.

Поездка получилась занимательной, но утомительной. К тому же, в последнее утро у меня случился приступ удушья (я астматик), который я снял ингалятором. А в довершение всего, вечером, когда я вернулся из города с тяжелой сумкой и стал подниматься в вагон, не зафиксированная платформа (которую закрывают над лесенкой, когда посадка заканчивается) ударила меня по голове, когда я резко потянул на себя поручень.

Проводница выбежала в тамбур и, увидев у меня на голове кровь, начала на меня кричать. Будто это я расфиксировал платформу и ударил себя! Ну, я скандалить не стал, попросил йоду; коллеги нашли бинт.
Потом мы еще долго играли в карты, пока свет не выключили.

Утром, зайдя домой, бросил вещи, умылся, позавтракал и побежал на работу. Отработав день, остался на ночное дежурство (я врач), а потом снова в день.

Конечно, я очень устал! Видимо, это сказалось на дальнейшем. Уже с вечера я начал кашлять, задыхаться. Утром кое-как, продолжая задыхаться, добрался до работы и потерял сознание. На медицинском языке такое состояние называется астматический статус. То есть, затянувшийся, не купируемый приступ удушья, когда легкие перестают нормально дышать. Никакими ингаляторами такое состояние вылечить невозможно; нужна реанимация.

Положили меня в реанимацию, поставили трубочку в трахею и подключили к аппарату искусственной вентиляции. И начали интенсивно лечить.

Но ситуация осложнялась комой и пневмонией. Положение было очень серьезным. Надежды врачей таяли. 30 декабря моей жене разрешили приглашать родственников с Урала (моя родина), чтобы успели попрощаться…

31 декабря в шесть часов вечера (как написано в истории болезни) я стал периодически открывать глаза и подавать другие признаки жизни. Новый год, все-таки, люди шампанское готовятся пить, а я что – хуже?

1 января я себя еще не помню. А со второго я начал возвращаться в этот мир уже осознанно. Третьего я попросил жену (которую пустили в порядке исключения мои коллеги) принести мне газету «Аргументы и факты» — надо же быть в курсе политических событий, столько времени отсутствовал!

Мне предстоял еще долгий путь к выздоровлению. Но главное новогоднее чудо уже случилось! С тех пор, каждый Новый год для меня, как второй День рождения.

Источник