В 90-х годах учился в универе. Строительную механику вела древняя преподавательница – в том смысле, что уже возраст приличный. Никто не знал, сколько ей на самом деле лет, предполагали, что за 70.

Ходила она не спеша, шаркая своими туфлями по коридору. К тому же у нас в одном месте полумрак всегда был, вот она и шла осторожно, чтобы не упасть. Зато на лекциях спуску никому не давала: спрашивала строго, опоздавших на порог не пускала.  Голос у нее хоть и негромкий был, но все и всё слышали.

Но как-то приходим на занятия, и видим некролог висит: Бубновская умерла.

Что же поделаешь, возраст у бабули, пришло время и покинула она нас.

Стали гадать, кто у нас строительную механику преподавать будет. Одни говорили, что кого-то молодого назначат, другие думали, что кто-то из опытных, но не старых будет.

Дверь в аудиторию была слегка приоткрыта, и мы услышали звук шаркающих шагов. Тут сразу черный юмор посыпался, на вроде того, что призрак Бубновской по коридорам бродит, или кого-то пожилого снова назначили. Посмеялись даже над тем, что как бы это не стало традицией старичков на пенсию не отпускать.

Шаги приближались и мы начинали понимать, что это один в один Бубновская шагает. И тут все притихли: реально стало страшно. А когда в проеме двери появилась живехонькая Бубновская, то кто-то из девчонок даже вскрикнул.

— Мы с сестрой близнецы, она тоже здесь работала, только на другой кафедре. Умерла она, — сказала нам Бубновская.

Источник