Загрузка...

С детства деревенский труд с утра и до зари: дрова, таскание воды, покосы в неудобице, навоз убрать, корову встретить, по 10 соток копал лопатой. «Дури меньше будет» — случайно подслушал, дед с отцом так говорили… Частенько отец порол как сидорову козу… Я злился… вот вырасту, отомщу… дам тебе.

Спортом заниматься успевал: 1-е взрослые разряды по штанге, боксу, плаванию. До армии в уличных боях, в драках всяких самоутверждался. В армии — учебка младших командиров, 6 месяцев гордыню ломали круто (спасибо за эту школу). После армейки через год женился (иначе истаскаюсь по шлюхам — была такая страсть). Семь лет по три раза в неделю занимались каратэ очень серьезно. Четырех хулиганов валил свободно, даже не пользуясь ногами.

Успевал еще поблудить на стороне, и шито-крыто все. И двух девчонок родили с женой хорошеньких. Семья на первом месте, а блуд — оправдывая себя, мол, свежую струю вносит в отношения. Из леса в дом пер по 20 ведер брусники и клюквы, и лосишку завалишь бывало, и рыбы бочку насолишь-навялишь, и дичи, а потом вдруг… В 40 лет поймал себя на том, что у меня сердце стало, как камень, сам как чурбан по пояс деревянный-окаменелый. Хоронишь близких, горе… ничего не трогает, слезы жены (баба же сердцем чует — ты ж не со мной лежишь сейчас).

А потом поимели меня такого «крутого» по-черному, дочерей и родителей искалечили… Адвокаты и судьи все продажные были, 1997 дикий год. Сразу все вскипело внутри, кое-кому ввалить успел. В ментовке меня чуть ОМОН не убил — неделю кровью писал. А потом пять уголовных на меня дел завели: за избиение в общественном месте, за нож охотничий (обыск в гараже сделали), за клевету (что краденым я торгую), за угрозы убийством (повелся на провокацию). И сразу дюбелями патроны зарядил по 12 штук в патроне (жопки обрезал).

Меня не страшила тюрьма, с детства в уголовном мире жил, и друзья предложили — обидчиков привезем в гараж, что хочешь с ними делай (Уралмашевский интерспорт — мафия) только нам потом поможешь барыг почистить, ну там паяльники в очко, чтобы денежки отдал и. т. д., мол, наше дело правое. Вот тут Голос Божий — Совесть — и дал себя знать… Короче пришел на исповедь, на душе так погано, и видел себя, что за кустик уцепился и вот-вот в пропасть упаду.

В общем, больше всего горжусь тем, что Бог дал слезы покаяния (что оскотинился ниже некуда падать уже). Я рыдал, когда отца отпевали, и Богу отдал весь свой гнев… Суди, Господи, Сам. И жена к чудотворной иконочке Божьей Матери Чимеевской привела. На следующий день пришлось лечь на операцию (внутреннее кровотечение — гнев бесследно не проходит).

И сложилось все по-Божьему: один из обидчиков сам решил в гараже задохнуться выхлопными газами, другой в психушке сгнил, еще трое большие сроки получили (на пересуд из 100 тысяч дел прокурор области подал). Хотя большинство моих «друзей» отвернулись – ты, мол, тряпка, а не мужик. А я вот этим очень горжусь. И еще когда на Пасху мне под жопу пнули, я обнял (кости затрещали) и трижды поцеловал того, кто пнул, — самый мой мужественный поступок за всю жизнь! «Блаженны нищие духом»!

Я счастливый человек сейчас. Две внучки, два внука. Мне 57 лет, пенсионер уже 7 лет и продолжаю работать на атомной станции.

Настоящее мужество — это простить тех, кто тебя убивал и калечил, с добротой относиться к тем, кто тебя ненавидит даже из родных. Не они виноваты, а я это посеял сам. Поэтому еще мало по грехам моим приемлю. ПОМЯНИ МЯ ГОСПОДИ ВО ЦАРСТВИИ ТВОЕМ.

Источник

Загрузка...