В июне 2014 года Елена Спахова лежала после выкидыша в подмосковной больнице. В один из дней она зашла в детское отделение, увидела младенца и в состоянии аффекта вышла с ним на улицу. Спустя 3 года в суде огласили приговор, который уже признали «мягким».

По иронии судьбы, мальчик был отказником. От него сразу же после родов отказалась родная мать. Однако на поиске были брошены все силы: как это так, похищен младенец! Почти 1,5 года его искали по всей Московской области, волонтеры расклеивали объявления, а в это самое время малыш рос и воспитывался в любви и заботе в семье Елены. Даже муж не знал о том, что ребенок не родной.

Правда всплыла абсолютно случайно, когда Елена отправилась оформлять детское пособие по поддельному свидетельству о рождении. Мальчика тут же изъяли из семьи и передали в детский дом. Позднее его усыновила другая семья. А Елену отправили под суд.

«При этом она безразлично относилась к последствиям своего деяния и не обладала информацией, что похищенный ею ребенок является лицом, оставленным без попечения родителей. С 17 июня 2014 года по 11 января 2017 года ребенок специалистами в области педиатрии не осматривался, какая-либо медицинская помощь в лечебных учреждениях ребенку не оказывалась», — сообщила старший помощник руководителя ГСУ СК РФ по Московской области Елена Фокина.

Следствие длилось долгих 9 месяцев, защита настаивала на смягчающих обстоятельств: женщина украла ребенка после выкидыша, она была в невменяемом состоянии. Максимальная мера за похищение человека – 12 лет строгого режима, но Елене повезло: только 5 лет и те – условно.

Однако можно ли считать это везением — спорный вопрос. Тот факт, что у тебя отобрали ребенка, которого ты успел полюбить, тяжелая психологическая травма для Елены.

Источник