У меня есть знакомая – невротик. Не в том плане, что она чего-то не берет в ротик – может и берет, откуда я знаю? А в том, что она относится к фитнесу и здоровому образу жизни, простите за каламбур, самым нездоровым образом. ЗОЖ стал ее навязчивой идеей, практически убившей в ней все человеческое.


Вместо того, чтобы наслаждаться возможностью иметь хорошее самочувствие и красивую фигуру, она превратилась в настоящего пищевого маньяка. У нее нет мужчины (потому что они слишком много жрут рядом, и их нельзя заставить жрать листья салата), нет детей (они портят фигуру), нет подруг (кроме нескольких приятельниц из качалки), она не празднует Новый год и не ходит на танцы (там пьют вино). Такую зацикленность на питании и неприятие всего, что с ним связано, никак нельзя назвать здоровым образом жизни, даже если в твоем лексиконе есть слово «КБЖУ», а в холодильнике – пророщенные зерна пшеницы. Это нездорово. Лучше и здоровее иметь 10 лишних кило, чем настолько больную голову.

Когда я прочитала популярный в сети пост о пищевых привычках россиян (по-сути были описаны пищевые привычки советских людей), то мне показалось, что этот пост могла написать она. Автор с непониманием и ненавистью обличает некоторые «странности» — привычку все есть с хлебом, пить кофе с сахаром, делать обед из нескольких блюд. Но мне хотелось бы, чтобы мы посмотрели на это явление как здоровые люди, и поняли, что заставляло наших бабушек и дедушек поступать именно таким странным образом.

Начнем с хлеба, который, якобы, в огромных количествах поглощали за завтраком, обедом и ужином советские люди. Откуда взялась эта привычка?

Я хочу напомнить о том, что голод для России – крайне болезненная тема. За последние сто лет мы пережили, по крайней мере, три страшных волны голода, а сколько было локальных трагедий, связанных с отсутствием пищи – и посчитать невозможно.

Известный всем «Голод в Поволжье» 1921-22 годов унес жизни по меньшей мере 5 миллионов человек.
«Голодомор» 1932-1933 уничтожил еще не меньше 7 миллионов.
Во время блокады Ленинграда погибло, по некоторым подсчетам, 1,5 млн. человек.
Оценки потерь во время третьей, послевоенной войны голода, тоже приближаются 1,5 млн.

Фактически же количество тех, кто стоял на пороге голодной смерти, было гораздо выше. Голод испытывали, голод переживали, голодом были травмированы десятки миллионов людей. Еще живы те люди, основной проблемой которых было не ожирение, а голод.

Именно их представления о питании легли в основу советских пищевых привычек. И в том числе привычки все есть с хлебом. Мы, особенно те из нас, кто работает в офисе или даже сидя у себя дома, должны понимать: хлеб это не обязательная основа питания. Это просто дополнительный калораж. Хлеб и сахар в столовых – наиболее легкий способ поднять калорийность питания, если кому-то голодно, кому-то не хватило.

Не нужно воспринимать советские порции, первое, второе и третье, хлеб и сахар как норму для наших дней. Надо понимать, что люди, которые рассчитывали эти нормы питания, ориентировались совсем не на нас.

Мы не ходим за водой в колодец или даже на колонку, мы не стираем белье руками, многие даже пешком обленились ходить. Наши нормы должны быть в разы меньше советских, иначе мы будем выглядеть колобочками.

Нужно понимать, что советские привычки в питании – не блажь и не темнота наших мам и бабушек, а наследие сурового голодного времени. Слава богу, что наше – другое. Не нужно сердиться, ненавидеть и нервничать. Надо понять суть явления, и сделать выводы.

Советские привычки питания вовсе не глупые, а, напротив, весьма разумные. И продукты привычные, и сбалансированы они хорошо. И большую часть любимых советских блюд можно оставить на столе без ущерба для фигуры — зачем же быть невротиком?

Но с небольшими изменениями, и в меньшем объеме. Потому, что время вносит во все свои коррективы. В том числе, и в меню.

Автор: Morena Morana

Источник