В то время как нет единого мнения по вопросу о числе женщин, сталкивающихся с постабортными психологическими проблемами, даже исследователи-сторонники абортов признают, что, по крайней мере, на некоторых женщин аборт оказывает негативное воздействие. Индивидуальный исследователь может расплывчато описать эти негативные реакции как «серьёзные», «существенные» или «незначительные», а число испытывающих эти реакции женщин неопределённо обозначить как «многие», «некоторые», «незначительное число». Но статистика менее субъективна, чем прилагательные. В одном обзоре литературы по этой тематике нижний коэффициент неблагоприятных последствий аборта составляет 6 процентов, в то время как результаты большинства исследований варьируются от 12 до 25 процентов, а самая высокая цифра поднялась выше 50 процентов. При таких показателях только самые пристрастные исследователи могут опрометчиво заявлять, что «никто» не испытывает постабортную травму.

Так как существование постабортного синдрома (ПАС) сегодня признают почти все, многие учёные теперь концентрируют своё внимание на факторах, которые могут определить, какие женщины входят в группу риска. С политической точки зрения учёные, поддерживающие аборты по просьбе женщины, надеются доказать, что «немногие» женщины, испытывающие негативные последствия аборта, на самом деле были эмоционально «неустойчивы» ещё до аборта. Если это – правда, считают они, возможно, что сам аборт причиной психологической травмы не является, и женщины, которые ещё до него были эмоционально «неустойчивы», возлагают вину за свои проблемы на аборт несправедливо.

Возложение вины на жертву
«Политкорректный» взгляд на ПАС содержит зернышко правды в окружении множества «обвинений в сторону жертвы». Конечно, правда, что женщины, страдающие от психических расстройств или перенесшие ранее серьёзную психологическую травму, подвержены более интенсивным негативным реакциям на аборт. В действительности, если что-то и явствует после 40 лет исследований, так это то, что аборт противопоказан женщинам с неустойчивой психикой.

Это правда, потому что аборт – это всегда стресс. То, насколько успешно человек справляется со стрессом, зависит от индивидуальной способности восстанавливать душевные силы и условий, при которых был получен стресс. Когда психологическое состояние женщины уже нестабильно, стресс поразит её сильнее. Но тот факт, что она оказалась более уязвима, чем другие, не означает, что аборт не был причиной её душевной раны.

Если уронить две тарелки, одна из которых стеклянная, а другая – пластиковая, стеклянная, скорее всего, разобьётся, в то время как от того же самого удара пластиковая тарелка только треснет. В обоих случаях в повреждениях нельзя винить материал, виновато падение. В то время как степень повреждения связана с природой материала, причиной повреждения является само падение.

Подобным образом, в то время как индивидуальные особенности психики определяют степень душевной постабортной травмы, непосредственной причиной этой травмы является сам аборт.

Эта стратегия «возложения вины на жертву», используемая некоторыми исследователями-сторонниками абортов, не нова. Она идентична применяемым во время Второй Мировой Войны выводам, когда солдатам, страдающим от контузии, ставили диагноз «симулянт» или даже «трус». Во время, когда участие в боевых действиях идеализировалось как романтическое и смелое превращение в мужчину, этот «политкорректный» диагноз был необходим, чтобы отвлечь внимание общественности от факта, что современные военные действия скорее травмируют, чем облагораживают. Поэтому военные чиновники пытались замалчивать отчеты о психиатрических потерях, так как точные данные произвели бы деморализующее воздействие на общество.

Подобным образом, когда исследователи-сторонники абортов сталкиваются лицом к лицу с женщинами, страдающими от ПАС, они винят женщину за «нытьё», так как в кругу сторонников абортов бытует мнение, что аборт делает женщину сильнее, придаёт ей уверенности в себе. Существует даже мнение, что не стоит предупреждать женщин о возможных психологических осложнениях аборта, так как такая «деморализующая» информация может сделать их ещё более подверженными негативным последствиям. Считается, что лучше ничего не знать и быть настроенным оптимистично, чем иметь информацию и беспокоиться.

Группа риска

Вышеизложенные замечания полезны для понимания стимула к многим исследованиям сторонников абортов. Учитывая всё это, мы можем сейчас рассмотреть некоторые полезные сведения, которые были получены этими самыми исследователями в сфере каталогизации факторов, которые могут помочь предвидеть постабортные психологические последствия.
Факторы риска можно разделить на две основные категории.
В первую категорию входят женщины, в сознании которых существуют значительные эмоциональные, социальные или моральные противоречия касательно предполагаемого аборта.

Во вторую категорию входят женщины с проблемами развития, включающими незрелость, инфантильность или существовавшие прежде и нерешенные психологические проблемы. Женщины обеих этих категорий можно рассматривать как пациентки группы повышенного риска.
Ниже приведёны основные факторы риска и признаки, по которым можно определить женщин, подверженным ПАС.

Факторы риска, позволяющие предвидеть психологические последствия аборта

1. Трудное решение
А. При принятии решения неопределённость, нерешенные сомнения.
1. Моральные убеждения против абортов.
а) Религиозные или консервативные ценности

б) Негативное отношение к аборту.
в) Чувство вины или общественное клеймо позора на аборте.
г) Сильнее беспокойство о сохранении аборта в тайне.

2. Противоречивые материнские желания.
а) Первоначально желанная или планированная беременность.
б) Прерывание желанной беременности по причине пороков развития плода.
в) Терапевтический аборт, т.е. прерывание желанной беременности по причине угрозы жизни матери.
г) Сильная установка на материнство.
д) Женщина состоит в законном браке.
е) У женщины уже есть дети.
ж) Женщина не предохранялась от беременности, что может свидетельствовать о её смутном желании забеременеть.
з) Отсрочивание аборта.

3. Аборт во втором или третьем триместре беременности.

4. Низкая сопротивляемость стрессу.

Б. Женщина чувствует, что её заставляют, вынуждают делать аборт.

1. Чувство, что решение принадлежит не ей, или что у неё «нет выбора».

2. Чувство, что её торопят с принятием решения.
В. Решение принимается при наличии необъективной, неточной или неадекватной информации.
2. Психологические ограничения или недостатки развития

А. Подростковый возраст, эмоциональная незрелость.
Б. Имевшиеся ранее эмоциональные или психические проблемы.
1. Недостаточное использование механизмов психологической адаптации.
2. Изначально низкая самооценка.
3. Неприятности на работе или недовольство работой.
4. Прежняя незажившая душевная рана или неоплаканное горе.
5. Перенесённое сексуальное насилие.
6. Женщина винит в беременности недостатки своего характера, а не случай, партнёра или исправимые ошибки поведения.
7. Избежание и отрицание, предшествовавшие аборту.
8. Неудовлетворительные или посредственные супружеские отношения.
9. В прошлом негативные отношения с матерью.
В. Недостаток социальной поддержки.
1. Недостаток друзей, неудовлетворительные межличностные отношения.
2. Решение принималось самостоятельно, без участия отца ребёнка.
3. Плохие или нестабильные отношения с отцом ребёнка.
4. Женщина не замужем и не рожавшая.
5. Женщина разведена или вдова.
6. Женщина получает недостаточно поддержки со стороны родителей и друзей.
7. Женщина получает недостаточно поддержки от отца ребёнка.
8. На аборте настаивает отец ребёнка.
9. Женщина живёт одна.
Г. Аборты в прошлом.
Д. Выкидыш в прошлом.
Е. Женщина малообразованная.
Роль мужчины

Отношение партнёра женщины к беременности – чрезвычайно важный фактор в решении женщины сделать аборт. Кроме того, оно в значительной степени определяет, как женщина будет себя чувствовать после аборта. Поскольку многочисленные исследования утверждали, что поддержка партнёра является важным предвестником хорошей адаптации к аборту, недавно ученые были поражены открытием, что если мужчина-партнёр сопровождает женщину в абортарий, то, скорее всего, постабортная депрессия будет сильнее.

Это открытие означает, что внешнее проявление поддержки, присутствие мужчины в больнице во время аборта не является точным критерием эмоциональной поддержки, которую женщина чувствует.
Вместо этого присутствие мужчины может свидетельствовать о следующем:
1) серьёзное беспокойство женщины, которое заставило её настаивать на присутствии мужчины;
2) явное или скрытое принуждение к аборту со стороны мужчины, который «хочет убедиться», что она «поступает правильно»;
3) между мужчиной и женщиной установились серьёзные, доверительные отношения, которые аборт ставит под удар.
При этом третьем сценарии внеплановая беременность может восприниматься женщиной как проверка чувств мужчины. Втайне она может хотеть родить ребёнка и скрепить отношения, если он воспримет эту беременность как возможность доказать свою привязанность к ней. Напротив, отсутствие воодушевления или враждебная реакция на беременность заставляет её сомневаться в глубине его чувств и прочности их отношений.

Словом, когда мужчина сопровождает женщину в абортарий, женщина, скорее всего, выбирает аборт, потому что мужчина подвёл её к этому решению или потому что он продемонстрировал ей недостаток своей привязанности к ней и непрочность их отношений. Ни в том, ни в другом случае она не чувствует его поддержку.
Вывод

В то время как на данном этапе исследований невозможно точно установить, у какого процента женщин наблюдается тот или иной симптом постабортного синдрома, ясно, что психологические расстройства как следствия аборта – реальность. Действительно, опубликованная литература демонстрирует, что психологические осложнения после аборта проявляются чаще, чем физические.

Изданная литература определила статистически значимые факторы, которые могут помочь выявить женщин, более подверженных негативным последствиям аборта. Исследование этих факторов риска означает, что многие – если не все – женщины, идущие на аборт, обладают одной или несколькими характеристиками группы риска.

Поскольку эти факторы риска были определены достаточно давно, врачи абортариев, которые не используют эту информацию при консультировании, могут навлечь на себя более серьёзную ответственность за последующие расстройства в тех случаях, когда на этих основаниях их будут преследовать в судебном порядке.

Источник