«Если что-то не так, я впадаю в панику: за меня все решала мать»

Антон, 24 года, Красноярск:

Главой семьи всегда была мать: отец слишком много работал. Мы жили в маленьком шахтерском городке с соответствующим контингентом: гопники, алкоголики, наркоманы, бомжи, дурные компании. Мать пережила там 90-е и много чего видела, поэтому пыталась всеми силами оградить меня от этого негатива.

Сколько себя помню, я всегда находился под надзором. Родители никогда особо не считались с моим мнением: «Ой, посмотрите, наш мальчик что-то там говорит, высказывает, утибоземой». До 11 лет ходил только в женскую общественную баню, естественно, с матерью. Мама никогда не любила моих друзей и всякий раз переживала, не пью ли я с ними алкоголь, не принимаю ли наркотики. Названивала постоянно и всегда просила дыхнуть — а вдруг бухал? Как-то раз ни с того ни с сего она даже пыталась отправить меня лечиться от наркомании.

За меня всегда всё делали и пресекали любые инициативы. Мать не забывала постоянно напоминать, кто меня родил и что я теперь обязан быть благодарным за это всю оставшуюся жизнь, но я такая сволочь, что в старости  стакан воды не принесу, квартиру отожму и родителей на мороз отправлю.

Я пытался говорить с матерью, ругался, убегал из дома. В 15 лет начал курить, бухал, как последний алкаш, изо всех сил старался показать, что я взрослый. Итог был предсказуем: ор, скандалы, чуть ли не до драк иной раз доходило. Мать меня не слушала, на все был один ответ: «Вот будет тебе 18 — делай, что хочешь». А после 18: «Вот женишься — делай что хочешь».

Я поступил в университет и уехал в Красноярск. Когда я заселялся в общежитие, мать объясняла коменданту, что я мальчик несамостоятельный, за мной нужно присматривать. Потом она уехала и звонила мне каждый день лет так до 22. Один раз досталось моему соседу по комнате: он был бисексуалом, я сдуру рассказал об этом матери, а она решила, что я там чуть ли не с ЛГБТ тусуюсь, а сосед на меня плохо влияет. Написала заявление в полицию, что меня спаивают, мешают учиться и все в таком духе. Пришел участковый, я ему разъяснил, что да как. На этом все кончилось. Потом я уже серьезно поговорил с матерью, что это ненормально. Но даже сейчас она пытается навязать мне свое мнение по многим вопросам: ты туда не ходи, там не гуляй, с теми не общайся, мало ли что.

Кстати, с противоположным полом проблем не было никогда, как это ни странно. Я легко нахожу общий язык с девушками. А вот парни меня не любят: я не хрестоматийный «настоящий мужик», который кулаком по столу бьет и гвозди пальцами в бетон забивает.

Сейчас я уже шесть лет живу со своей девушкой в Красноярске, мать — все в том же городке. И хорошо — долго бы я с ней вместе не продержался. Из-за гиперопеки матери я абсолютно некомпетентен в элементарных бытовых вопросах: как приписаться к поликлинике после переезда, как прописаться по месту пребывания. Я инфантилен и абсолютно беспомощен перед любой проблемой, и если что-то не так, я впадаю в панику, ведь за меня все всегда решала мать.

«Я должна быть в боевой готовности и везде искать мужика»

Дарья, 29 лет, Москва:

Я живу отдельно от мамы, с сестрой и ее семьей. Мама постоянно переживает за всех, поэтому ей нужно знать, кто и где находится. Если кто-то долго не отвечает на звонки или надолго пропадает, она начинает искать через других. Я ее понимаю, но иногда это очень бесит. Иногда доходит до абсурда. Например, я иду гулять, мама в девять звонит и спрашивает, когда я поеду домой — поздно же! Мы с с сестрой постоянно докладываем маме, во сколько мы приходим, что едим, чем кормим моего трехлетнего племянника.

В детстве любое мое желание подвергалось критике. Например, я хотела надеть платье — мама говорила, как оно плохо на мне сидит, как я глупо выгляжу, и вообще, надо это снять побыстрее. В конце она говорила: «Ну ты, конечно, можешь так пойти, если тебе нравится». Но после всего сказанного так идти мне не хотелось.

Больше всего страдаю из-за того, что все ждут, когда я выйду замуж. Мама постоянно мне женихов подкидывает, бабушка вздыхает лет десять уже: «Платье на твою свадьбу так и висит у меня в шкафу. Когда же я его уже надену?!» Ну и бабушкино коронное:

— Хотя бы роди.

— От кого?

— Ну, ты кому-нибудь дай!

Я должна всегда быть в полной боевой готовности и везде искать мужика. Иногда меня доводили до истерик своими советами и просьбами посмотреть на очередного подружкиного сына. Если я отказывалась или говорила, что мальчик мне не подходит, начинались упреки: «Ты должна приглядеться! И вообще, так нельзя! Ты всех отталкиваешь».

Когда от меня ушел парень, с которым я встречалась три года, мама обвинила меня в разрыве. Хотя парень просто ушел к девушке помоложе, и все. Я ничего не могла с этим сделать. Мама до сих пор считает, что я должна была что-то предпринять, как-то не так себя вела. Мои родители живут вместе больше 30 лет, у них теплые отношения, и они считают, что так должно быть у всех.

Я пыталась поговорить с мамой, но это не дает результатов. Я даже не знаю, плохо ли это все, потому что многим мамам пофиг на своих детей. Бывает неприятно, конечно, но я умею себя успокоить. Тем более, я люблю маму, она много сделала для меня и продолжает делать.

«Я начал курить и пить назло родителям»

Денис, 22 года, Москва:

Я единственный ребенок в семье. Родители начали контролировать меня почти сразу, как мы переехали из Надыма в Москву. Мне было девять, я ездил на секции в другие районы абсолютно незнакомого города, который в десятки раз крупнее родного, поэтому не протестовал. Проблемы начались лет в 11. Я был практически отличником, но родители вдруг стали постоянно проверять домашние задания и редко отпускали меня вечером гулять с друзьями. Отношения в семье никогда не были доверительными: родители не считали необходимым что-либо обсуждать со мной, поэтому вскоре и я начал закрываться от них. Недостаток социальных связей привел к тому, что я постепенно становился не самым послушным ребенком, но в 12 лет это появлялось в редких прогулах занятий по теннису и выключении телефона, чтобы меня не просили прийти домой в шесть вечера. Недоверие со стороны родителей по неизвестным мне причинам росло.

Однажды у меня началась аллергия, я стал тяжело дышать, а отец решил, что это из-за того, что я начал курить (это не было правдой). Он поставил меня к стене и неслабо ударил в солнечное сплетение, чтобы «продемонстрировать, как на мне сказывается курение».

Вскоре мы переехали в другой район, и я пошел в новую школу. Там я уже начал выпивать и курить, отчасти назло отцу, меня не раз на этом ловили. Родители стали обыскивать карманы и рюкзак на наличие сигарет и приходить домой раньше, чтобы застать нас с друзьями врасплох во время пьянок. Не то чтобы я спокойно устраивал вечеринки дома, это было нечасто — раз-два в месяц. Чаще мы бывали у одного из моих друзей. После недели прогулов школы родители стали приезжать домой после уроков и запирать меня в квартире. Длилось это пару месяцев, но особых результатов не дало.

Годам к 16 мое поведение нормализовалось, я подтянул учебу, перестал водить к себе гостей, но отношения в семье к этому времени уже сложно было назвать отношениями. Я скрывал от родителей все, но подчинялся авторитету. Пока мои друзья ночевали друг у друга (причем это не всегда были какие-то тусовки), я спал дома. Я уже мог возвращаться домой позже, так как работал распространителем терминалов оплаты и торговых аппаратов. Платили мне очень мало, поэтому спустя несколько месяцев я ушел. Потом подрабатывал официантом и кальянщиком в разных кафе.

Я банально не мог остаться на ночь у девушки или провести с ней романтический вечер, который закончится за полночь. Друзья не понимали, почему я не могу отпроситься.

Впервые ночь вне дома я провел после школьного выпускного в 18 лет. С тех пор родители сменили тактику. Они говорили мне, что я должен учиться в техническом вузе, хотя у меня всегда были способности к литературе, риторике и языкам. С детства я пытался писать стихи и прозу, для ребенка получалось очень неплохо, но в 16 я просто забросил это. У меня врожденная грамотность  — я пишу и говорю правильно интуитивно. В последнее время пытаюсь писать автобиографию в художественной форме, но дальше десятка небольших глав не хватает вдохновения.

Родители по специальности инженеры, мать работает в ИТ-среде, отец — в финансовой, но на досуге может починить почти любую электронику и технику. Они настаивали на техническом вузе, потому что, по их мнению, с дипломом инженера проще найти работу, в том числе и не чисто инженерную. Они выбрали специальность за меня, ведь я живу в их доме, в основном на их деньги и просто пока не имею возможности съехать.

Вот уже пятый год я учусь в университете на технической специальности, хотя не вижу себя в этом. Но надо, значит, надо. Родители просто не способны принять тот факт, что я могу делать обдуманный самостоятельный выбор.

«Мне запретили заниматься сексом до 18 лет»

Мария, 21 год, Иваново:

Мама воспитывала меня одна. Когда мне исполнилось 12, я начала интересоваться мальчиками. Мама просматривала все записки, которые я тащила из школы. Мы с подружками переписывались таким образом на уроках. Мне за них влетало. Я пыталась вести личный дневник, но мама несколько раз добиралась до него. Однажды я увидела его у нее в шкафу. Поэтому с дневниками я завязала. Лазить в моих вещах было обыденным делом. Я всегда должна была быть в зоне доступа, а если я не брала трубку, дома ждал скандал. Меня никогда не отпускали к подруге на ночь.

В 13 лет я впервые влюбилась, мама заметила изменения в моем поведении и начала действовать. Ей очень не нравился тот мальчик, и она убедила меня в том, что он действительно мне не подходит. Говорила, что он плохой парень, наркоман, с которым у меня нет будущего. И я ей поверила. Однажды ее бдительность помогла. Мне было 14 лет, когда одна взрослая девушка склоняла меня к любовным отношениям. Мама прочитала нашу переписку и потом долго разговаривала со мной на эту тему.

Когда мне было 17, мама из моей переписки узнала, что я встречалась с парнем и у меня был с ним секс. Мама была в гневе. Она сказала, что делать этого нельзя! Мне запретили заниматься сексом до 18, грозились подать в суд на моего парня, который был старше меня всего на год. Я не могла остаться у него с ночевкой, даже после 18 лет я должна быть дома до семи вечера.

Мне было очень сложно строить отношения. Когда я еще раз сильно влюбилась, мама все равно отговаривала меня от отношений, но я решила, что нельзя постоянно идти у нее на поводу. Ближе к 20 годам мама решила, что я уже достаточно взрослая, и перестала меня опекать.

Источник