Хочу поделиться с вами своей историей из жизни. В этом году мой отпуск выпал на середину октября. Идеальным вариантом было бы поехать в Турцию (отель все включено, море, недорогая путевка под конец сезона). Я выбрала по отзывам хороший отель в г. Обакейе, 4 звезды. Путевка обошлась на 9 дней 8 ночей 24 тыс. рублей. Ехать мне пришлось одной – у подруги не было финансовой возможности, а с молодым человеком я незадолго до отпуска рассталась. Наступил день отлета. Я летела прямым самолетом от Пегаса 4 часа. Из зимы в лето. Пройдя паспортный контроль в аэропорту Анталии, я быстро нашла стойку Пегаса, где мне назвали номер моего автобуса и показали, где он стоит. В автобусе я познакомилась, пока мы ждали остальных туристов, с молодым человеком, который первый раз ехал в Турцию и на море вообще.



Наконец все собрались и представитель от Пегаса, Турецкий парень лет 20, объявил, что мы будем ехать 3-4 часа, ближайшая остановка будет через час у маркета, где можно будет сходить в туалет и купить воды. Гид был неразговорчив и недружелюбен, его неуместная шутка про то, что нас всех везут пахать на турецкую стройку как Равшана и Джамшута меня очень возмутила. По дороге он мало говорил. Бурчал, что я вам буду рассказывать, когда вы и так все знаете. Ближайший маркет оказался очень дорогим. Представьте себе, бутылка простой воды 0,5 л стоимостью $5! Я покупать не стала, меня и моего нового от жажды знакомого спасла мятная жвачка. Через 2,5 часа мы доехали до моего отеля.



С молодым человеком я обменялась телефонами, он сказал, что едет в посёлок Махмутлар и по возможности, если не заблудится, заедет ко мне в гости. Мой отель оказался среди симпатичных торговых улочек через 2 дома от моря. На рецепшене я заполнила анкету, меня приветливо встретили молодая турчанка Умие и Ахмет, носильщик. Вместо ключей мне выдали потрепанную пластиковую карту с магнитной полосой. Ахмет проводил меня на 3 этаж, окна у меня выходили на улицу, в номере было две кровати, Ахмет сказал, не обращайте внимания, у вас одноместный стандартный номер. Никого к вам на вторую кровать подселять не будем. Я быстро приняла душ, переоделась и как на крыльях, полетела в бар. Воздух Турции кружил голову.

 

В баре я познакомилась с русскими тетями из других городов России, которые были старше меня на 15-25 лет. Я быстро подружилась со Светланой, милой и симпатичной женщиной, которая была меня старше на 16 лет – потом мы с ней везде ходили вместе. Ужин прошел очень хорошо. Перед сном мы немного прогулялись по улице, а утром договорились, что вместе после завтрака пойдем на море. Наутро я должна была идти на рецепшен и ждать нашего представителя от Пегаса, чтобы отдать свой туристический ваучер для регистрации. Многие туристы недоумевали: зачем отдавать ваучер, когда у них и так вся информация в базе данных есть?! На диванчике в форме Пегаса сидела неухоженная женщина неопределенного возраста 207 кг целлюлита. Шучу, но 120 кг точно было.

 

Сало свисало под обтягивающей юбкой. Я с ней поздоровалась. Она представилась Ольгой.

— Ольга, — говорю я, — возьмите, пожалуйста мой ваучер, если его необходимо зарегистрировать и я пойду на море. На что мне Ольга резко ответила:

— Да идите вы куда хотите! Не хотите меня слушать, не надо! И ваучер мне ваш не нужен! Через полчаса сбор всех новых туристов, не придете – ваши проблемы.

— Ольга, а почему вы такая агрессивная? Вы же русская, русские должны идти друг другу на встречу. Она:

— Я вам все сказала, делайте что хотите. Я рассмеялась:

— Я подожду полчаса, так и быть. Я понимаю вашу озлобленность на окружающий мир: из-за вашей комплекции у вас давно не было мужчины, вот вы и кусаетесь, верно?

 

Ольга покраснела и уткнулась в ноутбук. Ничего нового я не узнала. Ольга, собрав всех туристов, говорила о том, чтобы никто из нас не забывал про свои даты отъезда и про экскурсии от Пегаса. Она быстро отметила наши ваучеры у себя в буке и вернула нам. Никаких отметок на ваучере не ставила. Так быстро и незаметно пролетели два дня. На третий день появилась проблема. Моя потрепанная пластиковая карта треснула на магнитной полосе, и я не смогла попасть к себе в номер. Я пошла на рецепшен, где сидела другая турчанка, в глазах которой читалась неприязнь к русским, в этом я скоро убедилась. Я подошла к ней и говорю по-английски:

— Добрый день, у меня сломалась карта. Замените мне карту, пожалуйста. Турчанка взяла мою карту, осмотрела ее и говорит: вы сломали карту, по правилам отеля с вас $8. Платите и идите.

 

Я возмутилась: мне дали 3 дня назад старую карту, я понимаю, если бы моя карта была бы абсолютно новая, было бы за что платить! И я считаю, что вы должны дать мне бесплатно новую карту! Турчанка позвала нашего банщика Виталика (веселый раздолбай из Азербайбжана), я ему объяснила ситуацию, он перевел мои слова турчанке. Турчанка осталась непреклонна. Я говорю: а если у меня нет восьми долларов? Что тогда? Я буду оставшееся время ночевать под дверью номера?! В конце концов я дала турчанке 8 баксов, после чего она взяла новую пластиковую карту, запрограммировала ее, завернула карту в картонную визитницу для этой карты и подала мне, прошипев что-то на турецком.

 

Нашему возмущению не было предела, когда мы со Светой подошли в ресторане за ужином к управляющему отелем, высокому здоровому с орлиным носом и длинными с проплешиной сальными черными волосами мужчине по имени Хусейн. Бармен Мустафа помог мне перевести Хусейну суть моей проблемы. На что Хусейн махнул рукой и сказал: они все правильно сделали и удалился, даже слушать не стал. Я была в бешенстве. Гуляя по местным лавочкам, мы со Светой познакомились с одним турком по имени Митин, он был хозяином двух лавок на одной улице с восточными сувенирами. Мы его развели на подарки, я у него купила красивую восточную лампу за $20, а он за нее просил $45. Несколько дней мы втроем гуляли, он возил нас со Светой по экскурсиям, дарил цветы, водил в кафе. А потом наступил час расплаты – дошло дело до секса. Я подумала: почему бы не попробовать? Тем более, никто не узнает.

 

Он снял недалеко от моего отеля номер в гостинице, очень был против предохранения. Я настояла на своем. В процессе он решил схитрить и резким движением скинул презерватив, и я не могла понять, где он. В итоге оказалось, что глубоко внутри меня, и я его самостоятельно достать не смогла. Митин сам полез его доставать. Получается, что какое-то время секс был незащищенным. Меня бросило в дрожь – мало ли. При таком потоке туристов, он, может быть, спит с каждой пятой без предохранения. Потом просил прощения и говорил, что сделал это специально, что я теперь принадлежу ему и презервативы нам ни к чему. Я была напугана, потом у себя в номере облилась мирамистином, и на душе немного полегчало. Вечером мы сидели со Светой в нашем отеле на ужине в ресторане, как вдруг влетает полненькая девушка.

 

И сразу к стойке бара, просит у бармена лед. Я подошла к ней узнать, что случилось. Вот ее история:

— Я только приехала в отель, первый раз в Турции, отправилась прогуляться по улицам за час до ужина. Смотрю, сидит маленькая собачка, я остановилась, и нагнулась, чтобы ее погладить. Вдруг выбегает турецкий мальчик лет 6-7, хватает большой камень и бьет меня с размаху в лицо! А если бы он меня в висок ударил? Кто-то прибежал из его родителей на крики, выяснилось, что мальчик – хозяин этой собачки и он ее защищал. Я его простила, но была в такой растерянности, даже не знаю, что мне делать! Больше эту девушку я не видела, говорили, что у нее сильно распухло лицо. На базаре нам со Светой местный турок, продавец чая, услышав, что мы – русские, сказал, что его достоинство (три советских буквы) больше 23 см и предложил за сто долларов пройти к нему в машину чики-чики.

 

Я говорю наглецу: миллион евро наличными и сразу на руки, тогда пойдем! Он засмеялся и отошел. В турецких лавках была интересная закономерность: для немцев турки предлагали очень хорошие цены с большими скидками, а нашим накручивали втрое! С турками надо торговаться, от той цены, которую они говорят, надо сбрасывать до одной трети. Если русская девушка приехала одна – значит, проститутка, если две и без сопровождения мужчин – проститутки. Ко мне потом приехал Артем, с которым я познакомилась в автобусе по прилету в Анталию. Оказывается, мне надо было спросить разрешения у достопочтенного Хусейна посидеть с моим гостем у бассейна. Разрешение милостиво дали. Было жарко, Света уехала на экскурсию, я предложила Артему пива, принесла два стакана, тут мимо пробегала еще одна турчанка, работающая в баре, заметив нас, она стала кричать и махать руками.

 

Потом убежала к волосатому. Потом снова ко мне: «Вы пить пиво, ему нельзя! Он делать глоток, я все видела!» Я взяла стакан пива из рук Артема и говорю ей: «Все в порядке, он взял стакан только подержать! Иди давай» Турчанка снова заорала. Тут ей со стороны рецепшена что-то сказали и она ушла. Мы были с Артёмом в шоке. Вот ведь зараза – пошла настучала! Я проводила Артема на автобус и вернулась на рецепшен. На смене была Умие и она сказала: хозяин отеля делать подарок для вашего гостя тот глоток пива бесплатно. Мы вам возвращаем 4 доллара за вашу карту. (Я смогла объясниться с хозяином отеля, про свою старую карту, сказала, что этот тонкий пластик очень непрактичен и тонок, как выяснилось, что у каждого второго туриста карты ломались, и они брали с каждого по $4. Я припугнула хозяина, что расскажу об этом в интернете). Я поблагодарила Умие и пошла отдыхать. С турецким поклонником я быстро рассорилась. Он мне запрещал выходить из отеля и гулять по улицам.

 

Я не должна была ни с одним мужчиной, кроме него, разговаривать, а вечером, после его работы должен был состояться обязательный секс без предохранения. На что я заявила категорично: «НЕТ!» Митин говорит: иди тогда отсюда, ты мне больше не нужна. Я рассмеялась: кто ты такой, чтобы мне указывать. На том и расстались. В последний день моего отдыха я отдыхала на пляже с туристками из нашего отеля. Мы загорали на полотенцах, лежаки платные $4, у каждой пакет с водой и фруктами. Смотрим, спустился на пляж молодой турок лет 28 с двумя небольшими собачками, ходит с ними по пляжу, они гадят на песок и на вещи туристов. Одному немцу чуть на полотенце не сходили.

 

Вовремя он подбежал и замахнулся на турка своим полотенцем. Турок ничего не ответил, хихикнул и направился в нашу сторону. Наши бабы замахали руками, говорят мне, объясни ему, чтобы ушел отсюда, не нужно здесь собак выгуливать! Я обращаюсь к турку, который гнал своих псов уже прямо на наши полотенца. «Please, go away!» Говорю я ему и добавляю по-русски: не надо чтобы ваши собаки гадили на наши вещи. Турок изменился в лице, подойдя ко мне вплотную, стал размахивать пальцем у моего носа: «Ты русская, ты в Турции, ты заткнись!» Я возмутилась. Как так заткнись, ты почему грубишь, мы же вежливо просим уйти подальше. Турок побагровел: «Заткнись, заткнись, а то ударю!»

 

Я говорю, я тебя сейчас самого вместе с псинами в песок зарою, только тронь меня! Он отошел в сторону, потом вернулся, его всего трясло от злобы. «Я тебя ударю!», кричал он. Мои спутницы молчали, им было страшно, даже немцы притихли и все наблюдали за сценой. Никто за меня не вступился. Я ему говорю свой последний аргумент: ты хочешь проблем? Я звоню в полицию! «Русская сука» сказал он, развернулся и ушел с собаками. Больше на пляж в этот день я не ходила. Вернувшись в отель, я хотела сходить в хамам, мне в турагентстве говорили, что посещение хамама и помывка в нем бесплатно. Наш азербайджанский банщик вежливо сказал мне, что в моем агентстве меня неправильно информировали. Хамам стоит $30 и посещение сауны тоже $30. Бесплатно я могу только полежать на камнях в хамаме, и то только если никого из туристов не будет. Очень оскорбительно это прозвучало.

 

Вечером я разговаривала с Хусейном, на английском языке. Он мне говорит: «Вот вы русские, почему, когда едете в чужую страну, не знаете международного английского языка? Как вам не стыдно? Русские девушки спят с кем попало, много пьют, ведут себя вызывающе и вы хотите, чтобы к вам хорошо относились?» Я говорю волосатому: «Не стоит всех грести под одну гребенку. Если наши девушки такие плохие, то зачем тогда ваши мужчины так настойчиво тянут их в постель? На улице чуть за руку не хватают!» В итоге каждый из нас остался при своем мнении. В Турции я здоровалась с турками по-турецки, когда им говоришь «Мераба- здравствуйте», «гюле-гюле-до свидания», добавляешь к его имени «эфенди» или «бей» — они на руках готовы носить. По возвращению я обнаружила неприятный «подарок» от того продавца сувениров. Придя к гинекологу и сдав анализы, выяснилось, что он «подарил» мне кое-что нехорошее. Очень неприятно, хорошо, что не смертельно. Это мне наука, наверное.

Источник