Олино лицо будто обработано злым художником в фотошопе. Вся правая половина смещена влево, нос смотрит набок и вместо улыбки бесформенная, накачанная зверской болью подушка. А над болью — глаза. Красивые и грустные, как у олененка. Только по ним и можно угадать, какая Оля на самом деле. Какой она может стать всего за несколько месяцев лечения, если найдутся деньги… А пока Оля стоически выдерживает каждодневные пытки едой — есть-то она хочет, но не может из-за ран во рту. Терпит страшные осложнения во время любой простуды. Иногда больная щека отекает так, что заплывает глаз, из носа постоянно идет кровь, и рвота не прекращается неделями. А Оля терпит. Молча.



 

Как умеют терпеть только тяжелобольные дети. Как стальной гвоздик. Только губу свою изувеченную рвет в кровь. И еще брови приобретают трогательно-испуганный излом домиком, будто спрашивает: «За что меня так, мама?» Но как только боль отступает, несчастный «гвоздик» снова улыбается. А мама еле сдерживает слезы: «Просто я пытаюсь понять, каково это — улыбаться с перекошенной отекшей губой, ртом с крошащимися зубами, язвами, отеком под правым глазом? Пытаюсь и не могу…»
Родители Оли влезли в долги, но пока не собрали денег на операцию.

 
«Лимфангиома кавернозно-кистозная» — редкий диагноз. В России его пока не столько лечат, сколько изучают. Пробуют разные методы, новые аппараты… Например, метод высокочастотной коагуляции в НИИ стоматологии можно испробовать абсолютно бесплатно, потому что пользуются им наши врачи всего-то два года и сделанные операции по пальцам можно пересчитать. — Для начала десять операций! — предложили российские профессора Олиной маме. — А можно дать какие-нибудь прогнозы? — заикнулась было Юля. — Рано об этом говорить, нужно начать лечение и наблюдать, что будет происходить с ребенком… А происходит разное.

 

У одного в результате такой операции была сдавлена барабанная перепонка и задет лицевой нерв. Другая вот уже год ходит с маской на лице, так как в результате тех же манипуляций осталась без губы. Врачей винить не в чем — они пытаются… Но как быть матери, которой все в один голос твердят: «Если не хотите, чтобы ваша дочь стала инвалидом, езжайте в Цюрих! Там уже давно и механизм лечения этой болезни отработан, и осложнений таких не бывает, и статистика хорошая…»? Откладывать лечение нельзя. С каждым месяцем опухоль разрастается, а это чревато осложнениями и инвалидностью.
Если есть желание помочь, далее в Источнике.

Источник