— В наше время, когда общение между мужчиной и женщиной во многом переходит в сферу информационных технологий, в Интернете часто происходит не только знакомство, но и зарождение чувства влюбленности. И понятно, что у такой виртуальной влюбленности есть вполне понятный плюс — это экономия времени, но есть и минусы. Почему люди идут на знакомство в Интернете, по сути, вслепую?
— Во-первых, мне представляется, что такое знакомство удобно. Интернет — это еще одна сфера реальности. Раньше спрашивали: «удобно ли знакомиться на улице, удобно ли знакомиться в парке?». Такие вопросами люди задавались всегда, когда появились новые пространства, которые человеку можно было осваивать. Интернет — сейчас еще одна возможность познакомиться, еще одна возможность общаться, еще одна возможность что-то делать, себя показать и на других посмотреть.
Беда в том, что развитие этого пространства происходит катастрофически быстро. И социум вообще, и отдельные люди не успевают адаптироваться к этим новым возможностям. Отсюда сложности с их освоением, не очень понятно, как в этом пространстве действовать, что можно, что нельзя, правила еще не установлены. С моей точки зрения, сейчас идет процесс нормализации, т.е. установки правил общения в сети Интернет. Это пытаются делать стихийно в сообществах разные люди, которые устанавливают правила общения на форумах: что можно, что запрещено.
И вдруг оказывается, что анонимность предоставляет кучу разных прав, возможностей и непонятно, как с этим иметь дело. С другой стороны, вдруг оказывается, что эта анонимность мнимая, потому что при желании очень легко вычислить, кто это.
Я вспоминаю своего коллегу, который около двадцати лет назад, с появлением доступного Интернета, был в ужасе, потому что с его точки зрения это была утрата всякой приватности. Он ощущал себя так, как будто стены домов стали прозрачными. И не только его видно, но и он всех остальных видит, то, что совершенно не желательно.
И отчасти он был прав. Органы безопасности сейчас тоже озабочены вопросами сохранения тайны или наоборот раскрытия преступлений и, если посмотреть разные информационные сообщения или художественные фильмы, мы видим, как это все происходит. Это очень неоднозначная площадка с неустоявшимися границами, неурегулированными правилами, и в том числе, правилами для знакомства. Непонятно, что можно, непонятно, что нельзя, в одном сообществе можно так, в другом сообществе можно иначе.
— Можно ли назвать основной причиной такого шага недостаток общения в реале или же у людей, которые знакомятся в Интернете, есть какие-то специфические особенности?
— Я не думаю, что знакомство в Интернете связано с недостатком знакомств в реальности. Есть люди, которые знакомятся в Интернете, чтобы потом эти отношения развивались, дальше продолжались, и что-то из этого выходило. Они изначально ориентированы на знакомство во плоти, чтобы человек появился в пределах досягаемости, чтобы на него можно было посмотреть, потрогать и так далее.
— Но тем не менее, у этого способа знакомства и общения есть свои особенности, отличия от знакомства и общения в реале.
— Конечно. Это несоответствие образа, построенного и предложенного для знакомства тем, кто знакомится. Потому что даже если я помещаю свою реальную фотографию в сети Интернет, то я выберу фотографию, где я в правильном ракурсе, в правильной одежде, с правильным выражением лица, которые бывают у меня крайне редко. Здесь ничего особенно страшного нет, потому что и в реальности люди знакомятся и приходят на свидание в самой хорошей одежде, старательно себя подают.
Вторая сторона ситуации, это то, какой образ другого человека я себе построил, когда пришел на встречу с ним. И опять-таки ничего нового здесь не происходит, потому что даже при знакомстве в реальности с первого взгляда я кого-то увидел, с первого взгляда построил образ, а потом наступают следующие фазы развития отношений, и этот образ оказывается совершенно не соответствующим тому реальному человеку, с которым я имею дело. Здесь тоже ничего страшного.
Но здесь есть два аспекта. Аспект первый. Познакомившись в реальности, мы получаем гораздо больше разнообразной информации по самым разным каналам восприятия, и эта информация не только действует на сознание или бессознательное, но и на биологическую нашу составляющую, телесную. Например, всем известно, что люди по-разному пахнут, и этот запах — запах пота является для другого человека маркером генетической совместимости. В связи с этим есть такая анекдотичная ситуация: мамы молодых людей страшно ругают их жен, потому что «вот он у тебя не мытый, не стираный, от него пахнет». Это такая анекдотичная ситуация, потому что женщина, которая этого человека выбрала, не чувствует этот запах, для нее он скорее приятен, потому что он гарантирует достаточное разнообразие генетического материала и здоровое потомство. А для матери этот запах неприятен, генетически сходные нам люди пахнут неприятно. Такой информации, кроме пота, человек выделяет очень много, поэтому при встрече в реальности мы взаимодействуем еще на уровне феромонов, а в Интернете этого нет. И скорее, при знакомстве в Интернете, мы уже будем взаимодействовать со своими собственными феромонами, и дальше уже домысливать какой-то образ. Здесь больше возможности, что система предупреждения, которая у человечества выработана за много-много лет, не сработает, потому что у нас есть только голос, звук, иногда мы воспринимаем какие-то движения, если у нас видеотрансляция, но большей частью это картинка, текст и аудио.



Но текст — так называемый дигитальный канал восприятия, хронологически позднее всего образовался у человека, поэтому его проще всего обмануть. Кинестетический канал — телесный — уходит, канал запаха уходит, химический канал уходит, мы всего этого не имеем возможности в Интернете увидеть. Вот причины несоответствия образов для тех людей, которые ориентированы на знакомство.
Второй аспект. Часть тех людей, которые ориентированы на знакомство, попадаются вот на чем: если посмотреть сайт знакомств или социальную сеть, то мы обнаруживаем очень большой выбор анкет с самыми разными параметрами, и это создает некоторую иллюзию бесконечности выбора, бесконечности собственной жизни. Как будто «если не вот эта, то я поменяю». Эта иллюзия не характерна для знакомства в реальности, круг наших реальных знакомств ограничен, и мы не можем так много перебрать.
— Вы до сих пор говорили в большей степени о тех людях, для которых Интернет — лишь местно знакомства. Но наша тема — виртуальная любовь — не столько о знакомствах, сколько об отношениях в Интернете, когда чувства возникают еще на стадии виртуального общения.
— В таких отношениях велика вероятность встретить людей, которые на встречу не ориентированы в принципе. Эти люди изначально предполагают, что они останутся в Сети. Они ориентированы на виртуальные отношения.
Здесь могут быть самые разные причины. Могут быть физические ограничения, и есть специальные места для знакомства людей с разными ограничениями, которые из-за малоподвижности, какого-нибудь физического дефекта или заболевания не могут перемещаться, но они могут взаимодействовать таким образом. Для них сеть — очень важная возможность социальной активности.
Иногда это связано с душевными травмами. Эти травмы могут быть получены в детском возрасте или во взрослом возрасте, и тогда человек выбирает изоляцию. Приближение к другому человеку для него чрезвычайно мучительно. В основном, потому, что другого невозможно контролировать, от него можно ожидать чего угодно.
У некоторых людей есть опыт очень раннего их «предательства» родителями. Предательство я ставлю в кавычках, потому что рано умершая мать, которая, разумеется, не собиралась этого делать, может быть причиной того, что человек дальше уже не доверяет никому. Такие люди ищут достаточно контролируемую среду для общения.
У подростков общение в Сети часто связано с несоответствием самооценки и уровнем притязаний. Если самооценка не очень высокая, а уровень притязаний высокий, тогда такому человеку в Сети очень хорошо. Он проявляется как виртуальный персонаж, в некотором смысле супермен, который, находясь в роли, может многое, роль дает защиту. Но под маской находится ранимая личность со всеми защитным механизмами, которые не дают выйти в реальное общение.
А любовь предполагает очень плотный контакт, будь она какая угодно. В этом смысле Сеть предоставляет защищенное пространство, где эта любовь может проявляться настолько, насколько это, в принципе, возможно для данного человека.
Еще один аспект. Иногда чувства, которые возникают в виртуальных отношениях, обусловлены еще тем, что в свое время человек отчаялся или отказался от того чтобы взаимодействовать с людьми, для того чтобы регулировать свои состояния, он отказался от людей как ненадежных, неконтролируемых и неуправляемых, и выбрал предметы, которые больше поддаются контролю. Это примерно то же самое, что использование химических веществ, изменяющих настроение, т.е. наркотиков. Я не хочу иметь дело с людьми, они ненадежны, я лучше воспользуюсь для регулирования некоторых специфических состояний химическим веществом. И виртуальная реальность и виртуальная любовь предоставляют собой более удобное средство для урегулирования некоторых эффектов в жизни этого человека, чем могут предоставить реальные люди.
Это не про любовь, не про влюбленность, это про саморегуляцию. Хотя те, кто ориентирован на саморегуляцию, скорее выбирают не знакомства и виртуальную любовь, а какие-то специальные формы общения. Например, компьютерные игры в Сети. В играх взаимодействие очень сильно регламентировано и тогда именно это взаимодействие, именно этот эффект позволяет урегулировать.
— Люди, которые вступают в виртуальные отношения, доверяют своему виртуальному партнеру, причем доверяют необоснованно, потому что у них нет никаких значимых причин для такого доверия. Например, на нашем антисуицидном сайте Победишь.ру была такая ситуация, когда девушка познакомилась с человеком в Интернете, влюбилась в него, их виртуальная любовь длилась больше месяца. В итоге он ее бросил, и она очень сильно переживала, даже хотела покончить с собой, а потом выяснилось, что это был совсем не молодой человек, а старик. Откуда берется такое необоснованное доверие к виртуальному партнеру?
— Виртуальный партнер существует, прежде всего, в нашей голове. Доверие к этому виртуальному партнеру это доверие к самому себе. Я делегирую часть каких-то качеств другому человеку, достраиваю самостоятельно его образ и получается он особо подходящим именно для меня, для того, чтобы мне именно ему доверять. Если я имею цель познакомиться, то я буду бессознательно искать то, что я хочу найти, я дорисую остальное. Как говорится у Пушкина в Дон Жуане — достаточно увидеть лишь деталь, а воображение все остальное дорисует. Собственно, в реальности мы со всем этим постоянно сталкиваемся, а не только в сети Интернет.
Есть еще при общении в Интернете известный эффект «попутчика в поезде», когда у нас есть человек с которым, мы знаем, никогда не встретимся, который не повлияет на нашу жизнь никаким образом. Ему мы можем поведать массу историй, которые иначе никогда бы не были рассказаны. Это, в том числе, специфика нашей страны, потому что последние лет восемьдесят рассказывать истории было чрезвычайно опасно, но человеку трудно со всеми этими тайнами и историями существовать. Поэтому груз эмоционально заряженных историй хочется с кем-то разделить, выбираются безопасные слушатели для этого. В Сети мы тоже выбираем себе персонажа, который нам представляется достаточно управляемым, потому что компьютер можно выключить, удалить человека из «друзей» в социальной сети, в общем, тем или иным способом контакт прервать. Мы можем очень удобно чем-то поделиться, чтобы потом, может быть, пропасть насовсем, по крайней мере, так представлялось вначале.
Правда, позднее мы обнаруживаем, что информация в сети не пропадает, она хранится на каких-то архивах поисковиков, еще где-то, и это в какой-то момент всплывает совершенно неожиданным и подчас неприятным для нас образом. То есть подлинной конфиденциальности в Интернете нет, но ожидание того, что это встреча мимолетна, присутствует.
— Понятно, что в Интернете мы имеем дело не с реальными людьми, а с образами. Можно ли назвать отношение к этому образу именно любовью, хотя бы влюбленностью или это какое-то другое чувство?
— Совершенно определенно мы можем назвать это влюбленностью, пусть даже это чувство родилось из неполноценного контакта, я имею в виду, только по отдельным каналам восприятия, но оно вполне влюбленности соответствует. С любовью сложнее, потому что любовь — чувство более зрелое, и оно требует времени, оно требует выделения совершенно других химических веществ в организме, и оно требует гораздо более разнообразного контакта, чем предоставляют возможности «виртуальной любви».
С моей точки зрения, невозможно построить любовь исключительно в виртуальном общении. Любовь возможна, когда есть какое-то развитие, и это не замирает в одном и том же месте. Необходимо искать разнообразные пространства для общения, не ограничиваться одной формой общения, которая выбрана в Сети. Для того, чтобы эти отношения могли получить какое-то продолжение, чтобы они развивались, потому что среда очень сильно определяет то, что именно будет происходить.

Источник